Новости

Редко встречающиеся бензозаправочные станции - это благо

Любопытна также ссылка Кенингебергера на «частный сектор». В конце концов, легковые автомашины по своей природе настойчиво ищут анонимной публичности, больше того, они обычно требуют больших государственных расходов, принятия регулирующих норм и наличия персонала для контроля за их соблюдением. Вдобавок, даже (или особенно?) в обществе, где правящая идеология столь не восприимчива к обладанию частной собственностью, легковые автомобили превратились в особенно ценный объект, поскольку они обеспечивали определенную степень частной жизни и персональной независимости.

Вскоре после окончания эры Брежнева журналист Дэвид Уиллис заметил, что «советский легковой автомобиль олицетворял многое: был показателем статуса, проблемой при содержании и обслуживании, предметом экспорта с целью получения иностранной валюты, инструментом контроля со стороны партии, одним из основных товаров на черном рынке и символом индивидуальной независимости». Однако он не объяснил, как автомобиль может одновременно означать все эти понятия и какие именно средства, идеологические или иные, были вовлечены в создание подобного образа.

Через полвека после того, как автомобили глубоко изменили американское общество и его культуру, они начали проникать в жизнь советских граждан, что волей-неволей подталкивало страну к «бензиновой эре». Прогрессирующее вторжение легковых автомобилей в повседневную жизнь породило не только «водительскую» матрицу поведения — цитируем выражение уже упоминавшегося Джона Урри. Оно спровоцировало конфликты между частной и публичной сферами (или, оперируя советскими терминами, между личным и общественным) и вынужденные изменения нечетких границ между ними. Оно имело нежелательные последствия для взаимоотношений государства и граждан.

Расширяя возможности приобретения личного автомобиля, но не занимаясь расширением инфраструктуры и организации обслуживания (что отдавало эти функции на откуп полулегальному и теневому бизнесу), государство при Леониде Ильиче Брежневе само вовлекло себя в опасную («фаустовскую») сделку с заведомо индивидуалистической формой перевозок. То ли это повело к лучшему, то ли к худшему, но вскоре путешественники приезжающие, подобно Хансу Кенингсбергеру, из-за границы перестали монопольно владеть советскими дорогами — их активно теснили советские автолюбители.

Похожие объявления / новости

КАТЕГОРИИ

КАТАЛОГ АВТОПРОДАЖА

АВТОСПОРТ

Автомобили — участники ралли — были первыми реальными машинами
Крепкая ассоциация автомобиля с городом и чиновничеством сохранялась десятки лет после 1930-х гг. и, возможно, дольше. Корреспонденты освещавшие автоп ...
Инциденты в автопробеге
Аварии и сход с дистанции нескольких автомобилей сопровождали каждый автопробег, и этот не стал исключением. Экстраординарным событием явилась смерть ...
Цель Всероссийского экспериментального автопробега
Показать легковые автомобили, грузовики, мотоциклы там, где их раньше никогда не видели, составляло одну из целей Всероссийского экспериментального ав ...
Борис Удольский чемпион, опытный водитель
Борис Удольский чемпион, опытный водитель многое знал об истории автомобилизма. Его биография, опубликованная в 1937 г. была, по его словам, неразрывн ...