Новости

Рождение советских автомобилей

Советские автомобили рождались на фоне технологической утопии. Наиболее подчеркиваемой их характеристикой была не внутренняя отделка или техническое исполнение (еще меньше — обеспечиваемая ими свобода передвижения и уединение), но сборочно-конвейерные технологии, применяемые при производстве. Конечно, поскольку в XX в. автомобили представляли собой квинтэссенцию потребления, они являлись определенной проблемой для идеологии, подчинявшей желания покупателей социальным нуждам. Автомобили послужили причиной создания «социалистического города» в сердце Советской России, а позже, в 1960-х и 1970-х гг., — автограда на Волге, но они не стали важным фактором, влияющим на планировку этих городов или на жизнь работников автозаводов. Идеологическая враждебность к личному потреблению снизилась в последующие десятилетия. Однако планы массового производства советского «народного автомобиля» порождали больше энтузиазма в отношении строительства завода и длины его производственных линий, чем в отношении самой машины.

Тем не менее, даже в сталинскую эпоху автомобиль пробуждал и другие чувства. «Мечтательные градостроители», такие как Леонид Сабсович, представляли себе, как множество рабочих рук высвобожденных коллективизацией, строят сеть дорог, которая «почти полностью» устранит противоречия между городом и деревней через пять-восемь лет. В соответствии с социалистическими принципами владение личным автомобилем «не было необходимым», но умение управлять машиной являлось тем, чему «большинство, если не все труженики», обязаны обучиться. И эти вновь построенные дороги должны были принять «миллионы и десятки миллионов машин». Теоретик «дезурбанизации» Михаил Охитович описывал вариант будущего города как «не город, а новый тип расселения», состоящий из отдельных жилых ячеек, каждая из которых стандартизована, моторизована легко перевозится, невелика и поэтому дешево обходится. Видимо, как современные дома-трейлеры?

Другое видение будущего, больше касавшееся дорог, чем городов, было у Валериана Осинского, видного большевика и бывшего участника левой оппозиции, сделавшего очень многое для того, чтобы вдохнуть жизнь в советское автомобилестроение. В ноябре 1928 г., как раз тогда, когда сталинское «социалистическое наступление» набирало темпы. Осинский опубликовал письмо, будто бы отправленное с празднования 20-й годовщины Октябрьской социалистической революции с помощью машины времени Герберта Уэллса. Адресованное «дорогому другу», оно описывало поездку в Воронеж но автостраде Москва-Харьков, заасфальтированной всего за два года до этого (то есть в 1935 г.) и настолько гладкой, что было слышно только шуршание шин. Выехав за пределы Москвы, машина обогнала несколько пригородных автобусов, а также междугородный до Харькова. За Тулой она пересекла новые озелененные поселки с дорогами, покрытыми шлаком, который, будучи укатан колесами, напоминал асфальт. В самом городе голос с вертолета, усиленный аппаратурой в сто миллионов раз, объявлял о предстоящих в связи наступающим праздником мероприятиях. Во многом с учетом кампании за советскую «автомобилизацию» несколькими месяцами позже Осинский провозглашал, что «наш век... столетие электричества и автомобиля», что автомобиль разрушит границу между городом и деревней, и если США — нация на колесах, то «...мы — класс на колесах, самый революционный класс в истории, класс, который кует железную партию и класс, который поедет в социализм в автомобиле» .

Некоторые грезили дорогами к социализму — метафорическими и реальными, тогда как другие надеялись иметь машину или по крайней мере ездить на ней. Эти мечты появились еще в досоветское время, но ассоциация автомобиля с динамизмом сделала естественным для писателей-модернистов 1920-х гг. желание насладиться своими фантазиями о владении машиной ради собственного удовольствия. Эти люди, наряду с выдающимися рабочими и теми, кому повезло выиграть в лотерею, были среди тех немногих, кто мог реализовать подобное желание. Члены партийной элиты и чиновники из высшего эшелона государственного аппарата имели доступ к легковым автомобилям для «персонального пользования». Жители крупных городов, конечно, сталкивались с машинами преимущественно как пешеходы. Некоторые из них, наблюдая за проезжающими мимо лимузинами с зашторенными окнами» везущими высших должностных лиц партии и государства, принимались ассоциировать эти «дома на колесах» с темной, даже дьявольской силой. Подростки, наоборот, начинали боготворить автомобиль, по крайней мере поощрялись к этому детскими журналами, выпусками новостей и газетными отчетами о дальних автопробегах.

Кто-то может посчитать, что мечты Осинского напыщенны и являются частью массового утопизма того времени, который через считанные годы превратится во всеобщий поиск вредителей и врагов общества (в их список попал и сам Осинский). Но заставить советских граждан расстаться со стремлением наслаждаться удовольствием и опасностями вождения машины по автомагистралям было не так-то просто. При зарождении оно нашло себе прибежище в коллективном подсознании, ожидая того времени, когда сможет громко заявить о себе.


Похожие объявления / новости

КАТЕГОРИИ

КАТАЛОГ АВТОПРОДАЖА

АВТОСПОРТ

Автомобили — участники ралли — были первыми реальными машинами
Крепкая ассоциация автомобиля с городом и чиновничеством сохранялась десятки лет после 1930-х гг. и, возможно, дольше. Корреспонденты освещавшие автоп ...
Инциденты в автопробеге
Аварии и сход с дистанции нескольких автомобилей сопровождали каждый автопробег, и этот не стал исключением. Экстраординарным событием явилась смерть ...
Цель Всероссийского экспериментального автопробега
Показать легковые автомобили, грузовики, мотоциклы там, где их раньше никогда не видели, составляло одну из целей Всероссийского экспериментального ав ...
Борис Удольский чемпион, опытный водитель
Борис Удольский чемпион, опытный водитель многое знал об истории автомобилизма. Его биография, опубликованная в 1937 г. была, по его словам, неразрывн ...