Заключая «фаустовскую» сделку

Возвращаясь летом 1966 г. из автомобильного путешествия, которое вело из Волгограда в Москву, Л. Друзенко, специальный корреспондент «Известий», противопоставил железные дороги, у которых своя связь, станции, рестораны и закусочные, всевозможные киоски, медпункты и т. д. и т. п., автомагистралям, с которыми он столкнулся: «а шоссе почти пустынно. Хотя езда по этим «гоголевским дорогам» спровоцировала у Ханса Кенингсбергера приступ ностальгии, на Друзенко они произвели противоположное впечатление.

В своем воображении он видел дорогу оживленной. По обе стороны мелькают уютные станции техобслуживания, бензозаправки, кафе, гостиницы — стекло да бетон. Бесперебойно работает радиотелефонная связь — выходи на станции и звони по телефону-автомату. Круглые сутки разъезжают по трассе линейные «технички» — оказывают первую помощь попавшим в беду автомашинам. На дороге установлены рекламные щиты, сверкающие ночью неоновым разноцветьем. У въезда в город вы можете ознакомиться с его подробным планом и описанием достопримечательностей.

К огорчению самого Друзенко и других автолюбителей, которые разделяли его мечты, в условия сделки, заключенной с ними Советским правительством, не входило ничего, кроме самого элементарного, примитивного обслуживания. По иронии судьбы, вождение легковой автомашины и ее обслуживание в Советском Союзе требовало гораздо больше личной инициативы и предприимчивости, связанных с риском, чем на капиталистическом Западе. Страх, что бесконтрольный рост количества машин активизирует индивидуалистические тенденции, которые «не адекватны природе нашего общества, принципам и нормам нашей морали», как оказалось, имел под собой реальные основания, хотя и не слишком весомые, поскольку индивидуальные владельцы легковых автомобилей наслаждались опытом такого владения.

В России, писали авторы книги о глобальной «автомании», говорят, что владение автомашиной приносит радость дважды: когда машину покупают и когда ее продают. Все, что находится между этими двумя событиями — пытка. Это не означало, что машины были плохо сделаны. В конце концов. «Фиат 124» объявили в Европе машиной года в 1966 г., когда начался его выпуск, и репутация «Лады» за границей страдала в основном из-за ее дешевизны и скромной, даже аскетической отделки салона. Но что касалось механической части, извинений не требовало. Проблема заключалась не столько в самих машинах, сколько в нехватке инфраструктуры для их обслуживания. И если советская экономика изначально слыла экономикой дефицита, то автомобильный сектор был спланирован отлично.

Заключая «фаустовскую» сделку
Похожие объявления / новости

КАТЕГОРИИ

КАТАЛОГ АВТОПРОДАЖА

АВТОСПОРТ

Автомобили — участники ралли — были первыми реальными машинами
Крепкая ассоциация автомобиля с городом и чиновничеством сохранялась десятки лет после 1930-х гг. и, возможно, дольше. Корреспонденты освещавшие автоп ...
Инциденты в автопробеге
Аварии и сход с дистанции нескольких автомобилей сопровождали каждый автопробег, и этот не стал исключением. Экстраординарным событием явилась смерть ...
Цель Всероссийского экспериментального автопробега
Показать легковые автомобили, грузовики, мотоциклы там, где их раньше никогда не видели, составляло одну из целей Всероссийского экспериментального ав ...
Борис Удольский чемпион, опытный водитель
Борис Удольский чемпион, опытный водитель многое знал об истории автомобилизма. Его биография, опубликованная в 1937 г. была, по его словам, неразрывн ...