Автомобили перестали считаться дьяволами

После 1917 г. автомобили перестали считаться дьяволами, они все без исключения перешли на сторону революции (или поэта, что в данном случае одно и то же). В пьесе «Мистерия-Буфф» (1918), текст которой Маяковский частично переработал в 1921 г., автомобили присутствовали наряду с поездами и трамваями в коммунистическом раю, обвитые радугами.

Среди других вещей (молота, хлеба, фабрик и т. н.) они отдают себя в распоряжение Нечистых, освободивших их от «паразитов». В поэме «IV Интернационал» (1922) машина служит метафорой революционного преобразования: «Фарами фирмы марксовой авто диалектики врезалось в года. Будущее рассеивало мрак свой».

Движение, желательно стремительное, было очень важным для Маяковского. Автомобили, а также поезда и самолеты должны были ускорять «Марш времени», уничтожать быт, скуку повседневной жизни. Автомобилисты или водители изображены в том же духе. В стихотворении «Герои и жертвы революции» (1918), явно перекликающемся с « Мистерией-Буфф», автомобилист, едущий «машиной броневою», заставляет «задрожать как лист» белогвардейца, но находится в одной компании с красноармейцем, бедным крестьянином, матросом, швеей, прачкой, телеграфистом, железнодорожным рабочим и другими «героями».

В «Мистерии-Буфф» шофер — один из «нечистых», путешествующих через ад, где они сбрасывают с ковчега Чистых, рай, обитель Хаоса, и, в конце концов, обретающих Землю обетованную — коммунистический рай. В менее космическом стихотворении «Разговор с фининспектором о поэзии» (1926) поэт отождествляет себя с «пролетариями», «двигателями пера».

Автомобили, таким образом, ценны для Маяковского в силу их иносказательного качества. Но они были важны для него и в более традиционном смысле. В период с октября 1915 г. и до большевистской революции Маяковский проходил военную службу в Петроградской автомобильной школе, где его считали «умным и опытным чертежником. Судя по значительному количеству стихов, которые он написал в течение этих двух лет и по тому факту, что его держали подальше от фронта, ему по-настоящему повезло с назначением. Примечательно, что вторая встреча с автомобилями произошла летом и осенью 1925 г., когда поэт путешествовал по Соединенным Штатам и посетил их автомобильную столицу — Детройт.

В книге «Мое открытие Америки» он отмечает, что посетил завод Ford «в большом волнении», но в то же время он издевается над фордовскими афоризмами и повсеместной военной дисциплиной, распространявшейся и на туристов. Тем не менее, он признается, что, несмотря на знакомство с конвейером по кинохронике, «...выходишь все-таки обалделый». Поэт видит вымотанных тяжким трудом рабочих и наблюдает, как в конце смены «люди валились в трамваи» «В Детройте», сообщает он с иронией, «наибольшее количество разводов. Фордовская система делает рабочих импотентами».

Похожие объявления / новости

КАТЕГОРИИ

КАТАЛОГ АВТОПРОДАЖА

АВТОСПОРТ

Автомобили — участники ралли — были первыми реальными машинами
Крепкая ассоциация автомобиля с городом и чиновничеством сохранялась десятки лет после 1930-х гг. и, возможно, дольше. Корреспонденты освещавшие автоп ...
Инциденты в автопробеге
Аварии и сход с дистанции нескольких автомобилей сопровождали каждый автопробег, и этот не стал исключением. Экстраординарным событием явилась смерть ...
Цель Всероссийского экспериментального автопробега
Показать легковые автомобили, грузовики, мотоциклы там, где их раньше никогда не видели, составляло одну из целей Всероссийского экспериментального ав ...
Борис Удольский чемпион, опытный водитель
Борис Удольский чемпион, опытный водитель многое знал об истории автомобилизма. Его биография, опубликованная в 1937 г. была, по его словам, неразрывн ...