Автомобили руководителей в СССР

Ошибочно полагать, что Советский Союз мог бы избавить себя от разрушительной логики автомобиля, о чем говорит последний инцидент в книге о Борисе Игнатьевиче К., руководителе Московского нефтяного треста, обладателе пожившего, но хорошо сохранившегося Форда. Товарищ К. имеет также в своем распоряжении Мусю Г., служащую автозавода АМО, которая еще до встречи с К. знала, что автомобили в наше время намного важнее, чем Лермонтов. Однажды вечером, когда К. на полной скорости мчался в сторону Мусиной квартиры по Богородскому бульвару («как будто дело происходило в Америке, а не в Сокольниках»), автомобиль ударил Мусю, мгновенно убив ее. Они положили труп в автомобиль. Двигатель громко дышал. А “Форд” держался молодцом, он не пострадал.

Автомобили вызывали и иные ассоциации, кроме смерти. Маринетти связывал их с сексом и красотой, превосходившей прелесть богини победы Ники Самофракийской. Безусловно, еще одним ощущением было ощущение свободы — отсутствие расписания и заранее заданных маршрутов, настоящий автомобиль, самоходное средство, которое предлагало путешественникам руководствоваться исключительно собственными желаниями и настроениями. А еще было ощущение «безудержной власти», которое вложило новый смысл в слова «со скоростью стрелы».

Это то, что Маринетти называет «красота скорости». Его восхищение вызывает «гоночный автомобиль, его кузов, украшенный большими выхлопными трубами как огнедышащими змеями». История автомобиля, как отмечает Вольфганг Сакс, соответствует истории других изобретений, поскольку она также «полна отклонений, путей развития, по которым не пошли, а потом и вовсе о них забыли». В данном случае это доказывает, что основной путь развития был обусловлен «особыми ожиданиями, достижения высоких скоростей и высокой производительности». Эти высокие скорости быстро стали символизировать и вдохновлять представления, сметающие обломки традиций «задумчивой неподвижности, экстаза и сна... музеев и библиотек... морали, феминизма, оппортунизма и утилитарной трусости», как это объяснял Маринетти.

Нет особой необходимости продолжать приводить высказывания итальянского футуриста, потому что в России имелись свои собственные поэты-футуристы. Среди них Владимир Маяковский считается истинным урбанистом. Ссылки на автомобили появляются еще в его дореволюционных стихах, хотя их и не много. Например, в стихотворении Адише города (1913), названном Эдвардом Брауном «четырьмя строфами, полными метафор», говорится о «рыжих дьяволах», которые «взрывали гудки». Его стихотворение «В авто» - это попытка передать с помощью рваных рифм эффект мимолетности уличного разговора, обрывки которой» слышны из движущегося автомобиля. Подобного же эффекта добивается художница Наталья Гончарова в своей картине «Велосипедист» (начало 1913 г.).

Найти квартиру не далеко у метро вы можете воспользовавшись интернетом мы представляем где есть различные предложения от продавцов

Похожие объявления / новости

КАТЕГОРИИ

КАТАЛОГ АВТОПРОДАЖА

АВТОСПОРТ

Автомобили — участники ралли — были первыми реальными машинами
Крепкая ассоциация автомобиля с городом и чиновничеством сохранялась десятки лет после 1930-х гг. и, возможно, дольше. Корреспонденты освещавшие автоп ...
Инциденты в автопробеге
Аварии и сход с дистанции нескольких автомобилей сопровождали каждый автопробег, и этот не стал исключением. Экстраординарным событием явилась смерть ...
Цель Всероссийского экспериментального автопробега
Показать легковые автомобили, грузовики, мотоциклы там, где их раньше никогда не видели, составляло одну из целей Всероссийского экспериментального ав ...
Борис Удольский чемпион, опытный водитель
Борис Удольский чемпион, опытный водитель многое знал об истории автомобилизма. Его биография, опубликованная в 1937 г. была, по его словам, неразрывн ...