Бездорожье СССР

Бездорожье лежало на пересечении материального и метафорического. Материальное имело два компонента: нехватка дорог вообще и плохое состояние уже имевшихся в частности. По данным статистики, в СССР к октябрю 1929 г. имелось 22 430 километров шоссейных дорог, что было в два раза меньше, чем в Швеции, составляло около четверти основных дорог в Италии и менее чем одну десятую - в Германии и Великобритании. Что касается обслуживания, то в отчете Госплана утверждалось: в 1928-1929 гг. почти три четверти (73 %) таких дорог находилось в «неудовлетворительном состоянии».

Для гостей из-за рубежа путешествие из одного советского города в другой представляло собой настоящее приключение. Джордж С. Каунтс, который ехал на своем «форде» через всю Советскую Россию из Ленинграда в Туапсе (на Черном море) летом и осенью 1929 г., описывал дороги гак: «Простая деревенская жизнь... имеет мало необходимости в разработке системы дорог». По крайней мере к северу от Москвы даже «большие дороги» были «созданы руками крестьян и утрамбованы колесами их телег».

Другие путешественники не могли вспомнить, видели ли они дороги вообще. Когда Давид Кемплер, инженер, который работал над нижегородским проектом для компании Austin, дал интервью в 1976 г., он утверждал, что «дороги заканчивались, как только вы покидали пределы Москвы... Я ездил три раза, поэтому я знаю, что дорог гам нет... Вы просто едете через степи».

Еще больше раздражало инженеров из Austin состояние дороги, которая должна была связать строительную площадку с Окой. Дважды написав в Автострой о выявленных недостатках, инженер Палмер послал в ноябре 1929 г. третье письмо, в котором вновь выразил свои «опасения о том, что этой дорогой невозможно будет пользоваться в начале весны», и прямо заявлял: «Нельзя допустить, чтобы это случилось». Три недели спустя он написал в четвертый раз, отметив, что дорога «далека от завершения» и «содержит» многочисленные широкие и глубокие ямы.

Будто специально демонстрируя положение о том, что «автомобили строят дорогу», строительство завода явилось поводом для укладки первой бетонной дороги в СССР, расположенной за пределами города. Являясь по сути продолжением полукилометрового сборочного цеха, она вдохновила Бориса Агапова на следующие поэтические строки: «Гладкая, как эмаль автомобиля, и прямолинейная, как луч прожектора.

Сто сорок тысяч машин движутся по четыре в ряд». С такими дорогам страна социализма больше не будет «двигаться в никуда» (статья Агапова называлась «Побездорожью»). Действительно. метафорически бездорожье порождало чувство потери или непроходимого болота, ощущение бесцельности, неизвестности: куда идти? Иными словами, бездорожье было полной противоположностью «пути к социализму».

Похожие объявления / новости

КАТЕГОРИИ

КАТАЛОГ АВТОПРОДАЖА

АВТОСПОРТ

Автомобили — участники ралли — были первыми реальными машинами
Крепкая ассоциация автомобиля с городом и чиновничеством сохранялась десятки лет после 1930-х гг. и, возможно, дольше. Корреспонденты освещавшие автоп ...
Инциденты в автопробеге
Аварии и сход с дистанции нескольких автомобилей сопровождали каждый автопробег, и этот не стал исключением. Экстраординарным событием явилась смерть ...
Цель Всероссийского экспериментального автопробега
Показать легковые автомобили, грузовики, мотоциклы там, где их раньше никогда не видели, составляло одну из целей Всероссийского экспериментального ав ...
Борис Удольский чемпион, опытный водитель
Борис Удольский чемпион, опытный водитель многое знал об истории автомобилизма. Его биография, опубликованная в 1937 г. была, по его словам, неразрывн ...